?

Log in

No account? Create an account

ТЕРАПИЯ АУТИЗМА

При цитировании ссылка на сайт обязательна, ПЕРЕПОСТ ЗАПРЕЩЕН

Previous Entry Share Next Entry
Кей Хоган. Ухо и техника Фредерика Матиаса Александера
marina_marini wrote in autism4us_ru

Вестибулярная система и ухо являются одним целым, а звук представляет собой движение. То, как мы обрабатываем звуковой сигнал, поступающий через ухо снаружи, а также собственный голос, является существенным фактором для регулировки и энергетического баланса. Если врождённые рефлексы саморазвития в положенное время не интегрируются в более сложные рефлексы, мы не сможем правильно обрабатывать звуковой сигнал, а так же, вполне вероятно, будем иметь проблемы и с развитием зрительного восприятия. 

 

Нервы миелинезируют (т.е. созревают) по порядку их важности для выживания организма. Первый черепной нерв, миелинизирующий внутриутробно, — это вестибулярный нерв (сенсорный нерв с отдельными функциями двигательного), главное назначение которого — это поддержание баланса и энергии. Двухмесячный эмбрион  умеет слышать и реагирует на звуки разведением и сведением рук и ног, что называется рефлексом Моро. «Новорождённый слышит и двигается в ритме голоса матери в первые минуты жизни. Не существует случайных движений; всякое движение новорождённого имеет значение, определённые движения связаны с определёнными звуками. Например, на внезапный громкий звук, новорождённый реагирует выбрасыванием рук и ног (рефлекс Моро). Он поворачивается к матери на звук её голоса. Исследования, проведённые с использованием высокоскоростной съёмки, показывают, что новорождённые и младенцы обладают полным индивидуальным репертуаром движений тела, которые точно синхронизированы со слогами или даже полуслогами, произносимыми говорящим с ними человеком. Это важное соответствие движений и слов, или «следование», начинается ещё внутриутробно на сроке приблизительно 4.5 месяца и приводит к полному развитию вестибулярной системы и способности к усвоению языка.» (I) 

Миелинизация вестибулярного нерва начинается во внутриутробный период с регистрации движений плода и его окружения (матери). После рождения вестибулярный нерв необходим для выживания младенца в новом окружении в условиях гравитации. Вестибулярный нерв участвует в создании чувства равновесия, поддержания осанки и мышечного тонуса. Вторая функция вновь возникшего нерва слухового органа — это электрический сигнал, который мозг получает от звука и который играет решающую роль в развитии мозга. На этих ранних стадиях ребёнок следует именно за материнским голосом и особенно за его высокочастотным спектром, который особенно обогащает развивающийся мозг младенца. «Мы инстинктивно говорим с малышами более высоким голосом, «сюсюкаем», что, как теперь известно, обостряет восприимчивость мозга ребёнка ко всем сенсорным сигналам и его способность усваивать специфические ритмы и схемы, способствуя таким образом обучению». 

Звук — это движение. 
Очень важно установить, что доктор Альфред Томатис никогда не проводил различия между улиткой (орган в форме круглой улитки, который выстлан волосками, которые также  называют кортиевым телом) и вестибулярной системой. Он считал, что и то и другое помогает нам воспринимать движения, т.е., то, что мы видим и чувствуем и называем движениями. Улитка специализируется на движениях с более высокой частотой колебаний, тех, которые нам едва ли заметны, но доступны нашему слуху. Другими словами, звук — это движение, и то, как мы воспринимаем звук, принципиально для здорового состояния вестибулярной системы и ретикулярной активирующей системы, которая посылает электрический разряд в неокортекс, влияя на уровень его активности. 

Лицевые нервы.
Вторыми по очереди во внутриутробный период созревают лицевые нервы, которые принимают участие в сенсорной и моторной регуляции внутри и вокруг рта, т.е. в выполнении таких функций, как дыхание, сосание и глотание. Позже лицевые нервы будут необходимы для движений губ, т.е. для чёткой речи и ясного голоса. Соединительное звено между лицевым нервом и стременной мышцей уха можно назвать звеном «ухо-лицо». 

Речевая деятельность (включая звучание голоса) происходит в результате  движений языка, губ, лицевых мышц. Все эти движения «питают» нашу вестибулярную систему и мозг. Чтение вслух доктор Томатис настоятельно рекомендовал для достижения физического и энергетического баланса.

 Миелинезация моторных нервов происходит раньше, чем миелинезация сенсорных.
Это означает, что движение пробуждает сенсорику. Нам необходимо движение, включая звук, чтобы чувствовать или воспринимать наше окружение и нас самих. Движение является ключевым фактором в обучении, как во внутренней, так и во внешней средах. Звук и движение имеют решающее значение для развития ранних рефлексов.

 Задержка врождённых рефлексов саморазвития.
Для здорового функционирования организма совершенно необходимы врождённые рефлексы, которые затем интегрируются в более сложные. Например, рефлекс Моро постепенно исчезает и интегрируется в более сложный старт-рефлекс (реакция на внезапность), называемый также рефлекс Штраусса. Это происходит на вполне конкретных временных этапах раннего развития. Рефлекс Моро, наш самый первый рефлекс, появляется на сроке 9 недель беременности. Он должен проявляться в полной мере сразу же после рождения и интегрируется на 2-ой – 4-ый месяцы жизни. Когда он не полностью развит, это вызывает впоследствии проблемы со слуховой/вестибулярной системой, которые в свою очередь вызывают отклонения в обучаемости ребёнка, связанные с неспособностью правильно воспринимать и обрабатывать звуковые сигналы. Другие последствия включают повышенную чувствительность к звуку, плохую осанку (неспособность использовать мышцы для того, чтобы стоять прямо). Задержка рефлекса Моро вызывает «возможную спутанность звуковых сигналов, возникающую в результате гиперчувствительности к отдельным звукам. Ребёнок может иметь низкую способность к звукоразличению, не уметь блокировать фоновые шумы, … низкую выносливость», вторичные физиологические симптомы и «повышенный мышечный тонус (защитная броня тела)». (IV) В этой области существует много интересных исследований, но если эти проблемы не скорректировать в детском возрасте, они остаются у пациента во взрослом состоянии. 

При обследовании на предмет задержки рефлексов, одним из признаков таковой следует считать неправильное положение тела (плохая осанка) с гипертонусом (повышенным напряжением мускулатуры) или гипотонусом (слишком расслабленной мускулатурой), а также повышенную чувствительность к звукам.

 Задержка хватательного рефлекса приводит к плохой мелкой моторике рук, проблемам в развитии речи, неправильной взаимосвязи движений руки и рта (ненужные движения совершаются языком и губами при определённых движениях рук, например, высовывание языка при обучении печатанию). Не развивается назависимый контроль мышц передней части рта, что приводит к сопутствующим проблемам в речи и глотании. Задержка ассиметрического тонического шейного рефлекса приводит к проблемам в крупной моторике; не развивается координация обычных перекрёстных движений правой и левой сторон тела при ходьбе, маршировке, беге вприпрыжку и т.д. Возникают проблемы пересечения средней линии тела, в результате движения односторонние, есть сложности координации движения глаз (следование взглядом за предметом), сложности визуального восприятия, отсутствие доминирующей стороны, т.е. ведущей руки, толчковой ноги, ведущего глаза и т.д.

 Задержка корневого рефлекса вызывает гиперчувствительность вокруг губ и рта; язык может оставаться в дальней передней позиции, что приведёт к сложностям в жевании и глотании. Недостаток правильных глотательных движений может привести к сильному арочному изгибу нёба, который впоследствии нужно будет исправлять ортодонтическими мерами, а так же к проблемам с речью и артикуляцией. Последствием задержки спинального рефлекса Галанта является вращение бедра только в одну сторону при ходьбе. Если данный рефлекс присутствует только с одной стороны, это влияет на осанку, походку и другие формы передвижения. Также это может создавать иллюзию «хромоты» или быть одной из причин сколиоза. Все эти рефлексы должны присутствовать уже внутриутробно и интегрироваться (перерасти в более сложные) к 4-му месяцу жизни.

 Лабиринтный рефлекс, связанный с рефлексом Моро, имеет непосредственное отношение к уху. Оба по происхождению вестибулярны и оба активируются стимуляцией лабиринтного движения головы и изменением положения в пространстве. Это рефлекс правильного положения головы и входит в категорию позотонических рефлексов. При задержке интеграции этих рефлексов не происходит полного развития контроля за положением головы и стабильным положением тела. При выдвинутом вперёд положении головы будет неправильная осанка, сутулость, пониженный мышечный тонус, проблемы, связанные с вестибулярным аппаратом, слабо развитое чувство равновесия, предрасположенность к укачиванию, отсутствие склонности к спортивной деятельности, визуально-моторная дисфункция, проблемы с восприятием пространства, слабые навыки выстраивания последовательности действий и их синхронизации. При сдвиге головы назад будет неправильная осанка, тенденция ходить на цыпочках, нестабильное положение тела и плохая координация, гипертонус мышц, проблемы, связанные с вестибулярным аппаратом, слабо развитое чувство равновесия, склонность к укачиванию, визуально-моторная дисфункция, проблемы с пространственным восприятием, сложности визуального восприятия, слабые навыки выстраивания последовательности действий и слабые организационные навыки.

 Симметрически-тонический шейный рефлекс, возможно, не является в полном смысле рефлексом, а лишь решающей стадией лабиринтного рефлекса. «Он безусловно помогает сформировать тонический лабиринтный рефлекс и создаёт мостик для следующей стадии развития передвижения, ползания на руках и коленках. Тем не менее, в то время как он позволяет ребёнку принять положение на четвереньках, он предотвращает дальнейший прогресс в данном положении. Ребёнок находится во власти движений собственной головы, и не может передвигаться эффективно, т.к. на этом этапе развития положение головы определяет положение конечностей.» (V). Задержка симметрически-тонического шейного рефлекса вызывает плохую осанку, тенденцию «сползания» в сидячем положении, особенно за столом, обезьянью походку, плохую координацию движений рук и глаз, сложности в согласовании глаз между собой, а также как результат дискомфорта сидения в одном положении, возникает дефицит внимания.

 Поза не-слушания.
Есть поза, которую я называю «поза неслушания». Тераписты, работающие по методике Александера,  называет её «голова назад и вниз». Я полагаю, что одна из функций этой позы заключается в том, чтобы защитить слушающего, чей стременной рефлекс не развит, от звука своего собственного голоса или от громких звуков снаружи. Если рефлекс Моро не исчезает полностью, стремянный рефлекс не может развиться в полной мере. «Стремянная мышца внутреннего уха прикреплена к стремени (крохотной косточке в среднем ухе) и является самой маленькой мышцей человеческого тела. При громком шуме стременной рефлекс активирует непроизвольные сокращения стременной мышцы сразу же после того, как этот звук (обычно громче 80-90 децибелл) раздаётся. В результате восприятие звука притупляется и т.о. внутреннее ухо защищено от повреждения. Рефлекс срабатывает так же непосредственно перед тем, как человек подаёт голос, чтобы смягчить эффект от звука собственного голоса». (VII)

Я видел детей и взрослых, закидывающих голову назад перед тем, как начать говорить, и меня заинтересовало, не является ли это своего рода защитным рефлексом. Когда человек сверхчувствителен к звуку (тонет в звуковом потоке) и замирает, как кажется, в старт-рефлексе, челюсти стиснуты, а голова наклонена назад, я предполагаю, что у такого человека ещё активны врождённые рефлексы саморазвития. Когда вестибулярная система не функционирует в результате неинтегрированных рефлексов, мышцы находятся в гипертонусе или гипотонусе, что вызывает плохую осанку.

Эмбриология уха.
Исследования развития уха у эмбриона приводят к выводу о связи между челюстью, ухом и кожей. Орган слуха развивается на поверхности кожи. Сначала появляется небольшое углубление на коже в области так называемой жаберной щели, из которой развиваются органы дыхания и питания. Это происходит на ранней стадии эмбрионального развития. Постепенно орган слуха сдвигается назад. Уши оказываются в другом месте, не там, где они начали развиваться, а углубление на коже превращается в  наполненную жидкостью везикулу, из которой формируются три полукруглых канала органа равновесия.

Внутреннее ухо постепенно формируется из небольшого участка на поверхности кожи. Формируясь, везикулы продвигаются глубже под кожу и трансформируются в улитку. То, что первоначально было кожей, продвигается глубоко вниз в каменистую кость в основании черепа. Только у человека этот орган для безопасности глубоко запрятан в самую твёрдую во всём теле кость.

Ушные кости: молоточек, наковальня и стремя, — формируются из части челюсти в то время, когда она отодвигается назад. Одновременно образуется и язычная кость. Боковая крыловидная мышца треугольной формы (концы треугольника — клиновидная кость, височно-нижнечелюстной сустав и нижняя челюсть) напрямую связана со средним ухом. Эмбриологи утверждают, что часть сухожилия этой мышцы проходит через височно-нижнечелюстной сустав в период развития и прикрепляется к молоточку, одной из крохотных косточек среднего уха. Молоточек, наковальня и стремя фокусируют ухо наподобие разворота спутниковой тарелки для восприятия различных частот, что позволяет различать звуки.

Наконец, внешнее ухо развивается из нескольких кожных бугорков, которые вырастают и формируют раковину внешнего уха. Вполне корректным будет утверждение, что мы слышим тем, что развилось из нашей челюсти. Как мы видим из эмбриологической истории органа слуха, существует связь между кожей, языком, челюстью и ухом.

Взаимосвязь между кожей и ухом.
Доктор Альфред Томатис из проведённых экспериментов заключил, что кожа и ухо связаны напрямую. «Томатис выразил эту мысль буквально. Он отстаивает мнение в Ver L'Ecoute Humaine (1974), что полигенетические данные свидетельствуют за то, что ухо предшествует нервной системе, и далее, что сенсорные клетки, находящиеся в коже… являются дифференцировавшимися клетками кортиевого тела. Он указывает на эту эволюцию сенсорных клеток кортиального тела в клетки кожных волосков как подтверждение своей гипотезы. (VIII). Мы воспринимаем звук не только органом слуха, но и костями, тканями и кожей, однако первичным органом восприятие звука, конечно же, должно оставаться ухо. Когда мы слышим в первую очередь физическим телом, это создаёт гиперчувствительность к звуку, которая вызывает тревожность.

Лицевой и вестибулярный нервы.
Ещё раз: первые два нерва, которые миелинируют внутриутробно — это вестибулярный нерв и лицевой нерв. Ухо опережает по времени развития нервную систему. Интересно, что когда происходит миелинизация нервной системы, то двигательные нервы миелинируют раньше, чем сенсорные. Ранее всего созревают слуховой и лицевой нервы, которые необходимы для выживания. Сразу же после рождения ухо необходимо для восприятия гравитации, а рот — для сосания.

Я ранее исходил из того, что сенсорные нервы должны развиваться в первую очередь, но всё происходит наоборот: нам сначала нужно начать двигаться, а затем получить информацию об этом движении по каналам обратной связи через сенсорные нервы. Когда я работаю с глазами, моя первостепенная задача состоит в том, чтобы студенты ослабили сдерживающий механизм в структуре глаза и позволили стекловидному телу, хрусталику и внутриглазной жидкости восстановить свои естественные движения. То же самое относится к уху: в высшей степени важно для слушания позволить мышцам среднего уха двигаться. Слушание музыки, обработанной определённым образом, развивает мышцы среднего уха, упражняя их и приводя в соответствующий тонус. Этот метод создан для активации тех мышц, которые первостепенны для слушания. Я провожу разницу между слЫшаньем и слУшаньем. Слышанье не осознано, а слушанье является вполне осознанным действием.

Вестибулярная система. 
«За регистрацию движения отвечают не только вестибулярные нервы, оно воспринимается через специальные рецепторы, находящиеся по всему телу. Вестибулярная система состоит из внутреннего уха, зрения, проприоцептивных, кинестетических и осязательных рецепторов, находящихся в разных частях тела, а также интерцепторов в органах. Ещё я добавил бы к этому движение каждой клетки.» (IX).

Функции внутреннего уха.
Функция внутреннего уха заключается в том, чтобы давать нам информацию о нашем положении по отношению к земле и о тонусе осанки. Во внутреннем ухе есть маленькие камешки, отолиты, и маленькие волоски, реснички. Камушки падают в направлении гравитации и стимулируют реснички, в результате чего мы чувствуем, в каком положении находится наша голова относительно земли. Внутреннее ухо также устанавливает основной тонус осанки по всему телу. Такой тонус представляет собой готовность мышц к реакции. Низкий тонус или высокий тонус говорит о нашей относительной готовности к обработке звука.

Другая функция вестибулярной системы внутреннего уха состоит в установлении нашего положения в пространстве. Она получает информацию через мозг от других рецепторов движения (проприоцепторов, интерцепторов и кинестетических рецепторов), расположенных по всему телу, сообщающих нам, где мы находимся в пространстве и как мы через него передвигаемся. Если ухо обрабатывает эту информацию неправильно, происходит «ложное сенсорное опознавание».

Как специалисты по движению, мы видим свою роль в том, чтобы «перенаучить» тело; для этого мы работаем с органом слуха как целым. Когда зафиксировано правильное положение головы на первом и втором шейных позвонках, мы даём новый сигнал ушной улитке/ вестибулярной системе для обеспечения равновесия. Орган слуха работает в непосредственной связи со всеми рефлексами для обеспечения равновесия и осанки тела. Когда врождённые рефлексы саморазвития не интегрируются в более сложные, они входят в противоречие с рефлексами осанки, что приводит к ложной сенсорной информации, и мы теряем равновесие, энергию, а так же слуховое и зрительное восприятие. Механизм не срабатывает. Когда мы неспособны обработать правильно звуковые сигналы, мы пытаемся приспособиться к ситуации, используя механизм не по назначению, а именно, чтобы защититься от звука. Один из способов такой защиты — закидывание головы назад, чтобы смягчить эффект от собственного голоса и внешних звуков. Когда мы воспринимаем звук всем нашим телом, включая кожу и кости, когда мы сокращаемся и напрягаемся, чтобы защититься от звука, мы не позволяем органу слуха функционировать в полную силу. Это становится основой ложной сенсорной информации, зрительной, звуковой и двигательной. 

«Рудольф Штайнер сделал очень интересное замечание об органе слуха, которое сводится к тому, что хотя первым чувством восприятия человека было восприятие температуры окружающей среды, слух был там ещё до самого начала… Звук — это реальность. Это не подобие, ни образ, не вид чего-либо, он сам и есть он. Музыка затрагивает нас глубоко, до мышц и костей» (Х).

Ссылки:
 I Hannaford, C. (2002). Awakening The Child Heart. Jamilla Nur: Hawaii.
II Ibid.
III Madaule,P (1994). When Listening Comes Alive. Toronto, Canada: Moulin.
IV Goddard, S. (2002). Reflexes, Learning and Behavior. Eugene, Oregon: Fern Ridge Press.
V Bobath and Bobath 1955
VI Goddard, S. (2002).
VII Goddard, S. (2002).
VIII Tomatis, A. (1991). New York: Station Hill Press.
IX Cohn, B. (1987). The Action in Perceiving. Contact Quarterly 12. 114-121.
X Soesman, Albert. (1990) Our Twelve Senses: Wellspring of The Soul. Hawthorn Press, Stroud, Glos.

 



  • 1
(Deleted comment)
Насколько я понимаю, дефект речи может быть результатом отклонений внутриутробного развития, однако это не единственная возможная причина. Скажем, тяжёлая асфиксия в родах может привести к задержке развития в целом (и речи в том числе), или к более серьёзным последствиям даже при отсутсвии отклонений во внутриутробносм развитии. То же самое может случиться в результате ранней тяжёлой инфекции и т.п. Я не медик, это мои очень общие знания.

  • 1